Раифский Богородицкий мужской монастырь Раифский Богородицкий мужской монастырь. Логотип.

№ 8 (15) декабрь 2002 г. / Обращения

«..Предыдущая статья Следующая статья..»

Мировая интеграция и цивилизационное многообразие человечества.

Версия для печати

ДОРОГИЕ БРАТЬЯ и сестры, дорогие участники этого высокого собрания! ДОРОГИЕ БРАТЬЯ и сестры, дорогие участники этого высокого собрания!

Сердечно приветствую всех собравшихся на первом заседании Европейского совета религиозных лидеров. Глубоко убежден, что настало время создания на европейском континенте такой организации, как этот Совет. Ушло в прошлое разделение Европы на два идеологических враждовавших между собой лагеря. XXI век, похоже, не будет веком идеологий. Слишком много было пролито крови и потеряно ресурсов в веке XX во имя торжества идеологических доктрин, и человечество не готово, как кажется, повторить этот драматичный опыт. Однако очевидно, что идеологическим фактором не исчерпывается потенциал, который может привести и уже сегодня приводящий к конфликтам и даже войнам.

Не существует двух одинаковых народов, как не существует двух одинаковых личностей. Современное человечество включает в себя несколько великих цивилизационных моделей. Эти модели имеют много общего, но существуют и различия, порой весьма значительные. Они касаются не только внешних форм, но и системы ценностей, сформировавшихся под влиянием, в первую очередь, религиозных, а также философских, общественно-политических, экономических и культурных факторов, определяющих специфику той или иной цивилизационной модели.

ГОВОРЯ об особенностях восточно-христианской цивилизации, возникшей под влиянием Православия, следует подчеркнуть важность для таковой религиозного идеала, связанного не только с личной, но и общественной жизнью, с устроением семьи, коллектива, народа, государства. Христианскому Востоку свойственны и другие характерные черты: безусловное первенство духовного перед материальным, жертвенности и самоограничения перед стремлением к земному успеху, общих интересов перед частными, верности истине и идеалам перед житейской пользой, земным благополучием.

В России, например, вызывают значительное напряжение в обществе попытки разрушить эту шкалу ценностей под влиянием нетрадиционных для народа взглядов на личную и общественную жизнь, пропагандируемых, в первую очередь, электронными СМИ и рекламой, а также рост потребительских настроений и индивидуализма.

Некоторые из ценностей, присущих восточно-христианской цивилизации, присущи также и другим цивилизационным моделям, возникшим под влиянием религиозного фактора как решающего. Мусульманский, иудейский и буддистский миры имеют свои традиционные системы ценностей, во многом пересекающиеся с ценностями восточно-христианскими.

Что касается западного мира, то в нем утвердился особый цивилизационный стандарт, явившийся результатом философского и общественно-политического развития. В основу этого стандарта положен так называемый либеральный принцип, провозглашающий индивидуальные свободы высшей ценностью.

Со времен создания международных межправительственных организаций аксиологическая система, возникшая в контексте западноевропейского и североамериканского общественного развития, была положена в основу деятельности таковых организаций, а позже — в основу европейского интеграционного процесса.

При этом нужно отметить, что Советский Союз и тогдашний восточный блок на философском уровне по-настоящему не участвовали в выработке основ международного сотрудничества. В то время советские дипломаты преследовали иные цели: использовать систему ООН и других организаций для оказания политического, а вместе с ним и идеологического влияния на государства, в первую очередь, так называемого «третьего мира». Эти дипломаты не могли, даже если бы захотели, привнести в мировоззренческий дебат ценности восточно-христианской традиции. Таковы были обстоятельства времени. Исторической ошибкой было отсутствие в то время диалога между политиками и религиозными лидерами, которые оказались в стороне от процесса создания межправительственных организаций. Очень важно, чтобы по крайней мере на нынешнем этапе европейской интеграции, когда к таковой приглашаются страны бывшей Восточной Европы, часть из которых относятся к восточно-христианскому миру со значительным мусульманским и иудейским присутствием, настоящий диалог был установлен и максимально поддержан.

ПОКА ИНТЕГРАЦИЯ Европы осуществлялась в границах западного культурного пространства, данное обстоятельство представлялось исторически оправданным и достаточно эффективным. Однако для того чтобы Европа стала общим домом и для тех, кто принадлежат к иным культурным мирам, в философский базис интеграции должны быть включены основные ценности этих миров.

Исторический опыт убедительно свидетельствует о нежизнеспособности многокультурного и многорелигиозного общества, построенного на основе монополии одного культурного проекта.

В период существования Советского Союза мы, верующие граждане этой страны, уже получили опыт жизни в моноидеологическом обществе. Тогда, пожалуй, только Церковь и культура смогли создать собственное поле, не подверженное духовному диктату. И тоталитарная система все-таки разрушилась, хотя казалась мощной и стабильной. Подобный итог дает основание предположить: моноидеологическая система в принципе нежизнеспособна. Нельзя ли сказать то же самое о нынешней тенденции к монополии одного, а именно западного либерального цивилизационного стандарта, несмотря на существование других стандартов, которым следуют миллионы людей?

Причем эта тенденция ясно просматривается не только в Европе. Очевидно, что она доминирует и в процессе глобализации. Очевидно и другое: монополия одного цивилизационного стандарта, попытки приучить миллиарды людей жить по чужим правилам — весьма опасное предприятие. В условиях, когда террор становится средством борьбы, это доминирование может привести к непредсказуемым последствиям. Многие из недавних террористических актов, по некоторым оценкам, стали выражением радикальной оппозиции складывающемуся миропорядку. Нас даже пугают глобальным конфликтом цивилизаций и культур. Конечно, террор не может быть оправдан никакими аргументами. Не может быть также и двойных стандартов в оценке действий террористов. Люди, захватывающие заложников и взрывающие дома, не могут в одном случае, как это было в Нью-Йорке или на Ближнем Востоке, называться террористами, а в другом случае, как это было в Москве, — повстанцами, борющимися за независимость.

И ТЕМ НЕ МЕНЕЕ, уже сегодня нужно сделать все возможное, чтобы разница культурных стандартов и моделей не использовалась теми, кто призывают к терроризму во имя «священной» борьбы за веру и за традиционный уклад жизни. Очень важно найти некий способ взаимодействия цивилизационных моделей, который обеспечил бы мирное и процветающее будущее для всей планеты.

Нам нужно добиться того, чтобы каждый народ мог свободно жить в согласии со своим выбором, а международная система уважала бы этот выбор и не пыталась навязать другой. На международном уровне должны вырабатываться такие законы и решения, которые были бы равно приемлемы для разных народов и разных цивилизационных моделей.

Оптимальной видится ситуация, при которой либеральный стандарт не подавляет национального законодательства, но способствует разнообразному и свободному развитию государств и обществ в таких областях, как взаимоотношения государства и религии, образование, культура, нравственность — личная, семейная и общественная. В случае конфликта по тому или иному поводу предпочтение должно отдаваться референдуму на национальном уровне (так, общество должно свободно решить, должен ли быть легальным аборт).

НИКОГДА, даже в самые напряженные годы, и на Востоке, и на Западе не умирала мысль о восстановлении европейского единства в вероучительном, культурном и даже политическом плане. Но необходимо понять, что Восток Европы не хочет слепо следовать правилам, выработанным когда-то кем-то без его участия, без учета мировоззрения его жителей, — следовать лишь потому, что эти правила сейчас существуют в материально процветающих западных странах.

Восточно-христианская цивилизация, как и любая другая, породила собственный самобытный образ жизни. Его философия и форма появились в результате усилий многих поколений народов, исповедовавших Православие, стремившихся строить личную и общественную жизнь в соответствии со своей религиозно-культурной традицией.

Глубоко убежден, что современное социальное устройство должно предоставлять людям возможность жить и поступать согласно нормам своей веры. Поэтому нельзя ограничивать Церковь и другие религии участием только в обсуждении вопросов, касающихся проблем их правового статуса, межрелигиозных отношений и так далее.

Свидетельствую, что представители нашей Церкви готовы принимать участие в обсуждении вопросов общеевропейской безопасности, социальной деятельности, этики использования современных технологий и так далее. Главной задачей нашего сотрудничества с европейскими международными структурами должно стать созидание многоформатного механизма диалога цивилизаций.

К числу конкретных инициатив, касающихся участия религиозных лидеров в жизни сегодняшней Европы, отнес бы необходимость вступления нашего Совета в систематический диалог с Европейским Парламентом, Европейской Комиссией, Советом Европ и другими международными структурами. Нам стоит продумать практические механизмы такого взаимодействия.

Религиозным деятелям есть что сказать политикам. Мы также готовы слушать их — слушать, дабы понять, как нам лучше служить людям, примирять и объединять их. Надеюсь, что наш диалог с европейскими структурами управления станет постоянным и систематическим, открытым и серьезным, послужит благу людей, населяющих наш континент.

Осло,
11-12 ноября 2002 года

«..Предыдущая статья Следующая статья..»
№ 7 Июль 2011
№ 8 Август 2011
№ 11-12 Ноябрь-Декабрь
№ 1 Январь 2013
№ 6 Июнь 2011
№ 4 Апрель 2011
№ 2 Февраль 2011
№ 12 Декабрь 2010
№ 1 (16) январь 2003 г.
№ 7 (14) ноябрь 2002 г.

Яндекс.Метрика

 

© Раифский Богородицкий мужской монастырь, 2008-2014.  E-mail: raifa@raifa.ru
При перепечатке материалов просьба указывать первоисточник - сайт www.raifa.ru.