Раифский Богородицкий мужской монастырь Раифский Богородицкий мужской монастырь. Логотип.

№ 6 Июнь 2011 / Христианские уроки

«..Предыдущая статья Следующая статья..»

Таинства: дар благодетели

Версия для печати

Как правильно понимать слова Иоанна Златоуста, когда он говорит, что душа священника должна быть чище лучей солнечных, чтобы не отошел от нее Дух Святой?

— Этот вопрос касается, прежде всего, понимания таинства вообще, природы самого таинства. Дело в том, что дохристианские и позднейшие языческие представления о своих «таинствах»-мистериях исходили из того, что самое важное в них — правильное совершение определенных действий и произнесение необходимых священных слов, поскольку только благодаря этому некая сверхъестественная сила будет уловлена, и с ее помощью достигнута цель. Внутреннему состоянию человека при этом не придавалось значения.

Христианство принципиально иначе смотрит на таинство и условия его действенности для человека. Прежде всего, оно говорит о том, что Бог есть Личность, а не безликая сила, и получение от Него дара благодати возможно только при условии обещания Богу доброй совести, обещания жизни по Евангелию.

Когда человек именно с такой верой и с таким духовным устроением приступает к таинству Священства ли, Крещения, или Евхаристии и др., тогда и только тогда Бог может войти в его душу, очистить ее, действовать в ней. Свт. Феофан (Говоров) разъясняет: «Но надо при сем иметь в мысли, что в сем умертвии греху через крещение ничего не бывает механически, а все совершается с участием нравственно-свободных решимостей самого человека». (Толкование первых восьми глав послания св. ап. Павла к Римлянам. М. 1890.С. 332). Как сказано в Откровении: «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною» (От. 3,20). (Вечерять — означает праздновать.)

Так вот, Бог — это Личность, а не безликая сила, которую можно поймать соответствующими словами и действиями, и потому Он, видя неверие человека и отсутствие у него решимости изменить свою жизнь, не даст Своего дара благодати, а если и войдет в душу, то вскоре покинет ее. У Святых Отцов по этому вопросу есть слова, которые современного человека могут буквально поразить. Например, св. Марк Подвижник пишет: «Уверился ли ты хотя ныне, что твердо верующим Дух Святой дается тотчас по крещении; неверным же и зловерным и по крещении не дается?» (Нравственно-подвижнические слова. М. 1858. С.147). Или свт. Кирилл Иерусалимский говорит: «Если лицемеришь, то люди крестят тебя теперь, а Дух не будет тебя крестить. А если пришел ты по вере, то люди служат в видимом, а Дух Святый дает невидимое» (7-е Огласительное слово к просвещаемым. Твор. Изд. Сойкина. С.219).

А наш великий юбиляр святитель Иоанн Златоуст прямо заявляет: «... ни Крещение, ни отпущение грехов, ни ведение, ни приобщение таин, ни священная трапеза, ни сподобление Тела, ни приобщение Крови, и ничто другое не может принести нам никакой пользы, если мы не станем вести жизнь честную, строгую и чуждую всякого греха» (СПб. 1897. Т.3. Кн.1. С.252-53. п.6). Священномученик Фаддей (Успенский) писал: «Правда, многих крещеных нельзя назвать воскресшими духовно, так как духовная жизнь их ничем не отличается от жизни некрещеных. Можно креститься водой, не восприняв благодати Духа Животворящего (Ин. 3,5), ибо сия благодать ни в кого не вселяется помимо желания его. Чтобы благодать Крещения была воспринята (2 Кор. 6,1), крещеный должен привиться... к доброй маслине Христу через веру и любовь, которые обильно вселяют в душу человека жизнь Христову, а также через борьбу со страстями, мертвящими душу, мешающими ей ожить» (Священномученик архиепископ Фаддей (Успенский). Радость Воскресения Христова. //Радуйтесь. М. 1998. Изд. Елеон. С. 16-17).

Если бы сейчас кто-то сказал подобное, то его, наверное, сразу же объявили бы еретиком. Как же так, человека крестили, а он некрещеный?

Да, таинства — это не языческие мистерии, не магия. Воспринимаемое же как магическое действие, таинство не только не может дать человеку благодати Духа Святого, но и навлекает и на совершителя, и на принимающего различные беды. «Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем. Оттого многие из вас немощны и больны и немало умирает» (1 Кор 11; 28-30). Это строгое предупреждение распространяется не только на Евхаристию, но и на все другие таинства, в том числе и на таинство Священства.

О каком недостоинстве пишет Апостол? Когда приступают к таинству без осознания своей греховности и покаяния, без решимости изменить свою греховную жизнь. В Иуду, по объяснению свт. Иоанна Златоуста, именно с Причастием вошел сатана. В таинстве имеется две стороны: священнодействие, совершаемое священнослужителем, и дар благодати, ниспосылаемый Богом. Священнодействие совершается по определенному чину. Ниспосылает же дар благодати, то есть совершает таинство, Сам Господь, а не священнослужитель. За Литургией произносятся такие слова, обращенные ко Христу: «Ты еси приносяй и приносимый».

К великому сожалению, широко распространен взгляд, что главное — это принять таинство (креститься, причаститься, обвенчаться и т.д.). И думают в неразумии, что «поймали» Бога. Нет, Бог есть Личность, Он видит наше духовное состояние и, соответственно, или входит в душу человеческую, или отвращается от нее. На исповеди над каждым из православных читается молитва: «Примири и соедини Святей Твоей Церкви». Оказывается, своей недолжной жизнью мы уходим из Церкви. Благодать Духа Святого, присутствующего в Церкви, покидает нас. Все это имеет прямое отношение к священству. Все рукополагаемые получают право священнодействовать, но все ли получают при этом и дар благодати священства? Преподобный Симеон Новый Богослов прямо предупреждает возгордившихся священнослужителей: «Итак, ни монахам по внешнему облику, ни рукоположенным и включенным в степень священства, ни удостоенным архиерейского сана, — патриархам, говорю, митрополитам и епископам, — просто так, только из-за рукоположения и его достоинства, не дается от Бога отпускать грехи — да не будет! Ибо им дозволено только священнодействовать, но думаю, что и это не многим из них, — чтобы, будучи сеном, они из-за этого не сгорели дотла, — а только тем, кто из священников, архиереев и монахов может быть сопричислен к ликам учеников Христовых за чистоту» (Преп. Симеон Новый Богослов. Аскетические произведения. Послание об исповеди. Клин. 2001.С. 91).

Оказывается, необходимо понимать, что одно дело дар благодати священства, который получает каждый принимающий со смирением, благоговением, верой, и другое — право священнослужения. Это разные вещи. И различие это можно показать на следующем факте. Вот у епископа уже заготовлен акт о лишении сана такого-то священника, но пока ему этот акт не объявлен, он служит, причащает, крестит... И это понятно. За свои беззакония священник лишается от Бога благодатного дара священства, но право служения у него сохраняется до архиерейского прещения. По этой причине и мы ищем, как нередко говорят, верующего батюшку.

из интервью с профессором
Алексеем Осиповым,
www.bogoslov.ru

«..Предыдущая статья Следующая статья..»
№ 9 Сентябрь 2011
№ 10 Октябрь 2011
№ 11-12 Ноябрь-Декабрь
№ 10 Октябрь 2011
№ 9 Сентябрь 2011
№ 5 Май 2011
№ 2 Февраль 2011
№ 8 Август 2010

Яндекс.Метрика

 

© Раифский Богородицкий мужской монастырь, 2008-2014.  E-mail: raifa@raifa.ru
При перепечатке материалов просьба указывать первоисточник - сайт www.raifa.ru.