Раифский Богородицкий мужской монастырь Раифский Богородицкий мужской монастырь. Логотип.

№ 2 Февраль / Проповедь.

Следующая статья..»

Врата в Великий пост

Версия для печати

Прощение и нравственное возрождение

Православие—это удивительная религия, это странная религия, понятная только для тех немногих, которые действительно, по словам Серафима Роуза, смогли ощутить ее «аромат». Даже большинство православных не знают его, за исключением коротких и нечастых мгновений, когда в душе мелькнет благодатный лучик, и она что-то почувствует… и скоро забудет о том божественном мире, который ей открылся…

 
«На реках Вавилонских, тамо седохом и плакахом, внегда помянути нам Сиона».

Эти слова великопостного псалма напоминают нам, православным христианам, новому Израилю, о нашем изгнании. Для русских, исторгнутых со Святой Руси, псалом этот имеет особый смысл; но и для всех православных христиан, в равной мере, земная жизнь есть изгнание, а Небо — желанное отечество.

Великий пост установлен для нас Матерью-Церковью как период изгнания, чтобы не ослабла наша память о Сионе, от которого мы уклонились так далеко. Мы заслужили это изгнание, и по грехам нашим остро нуждаемся в нем. Только через скорби изгнания, о коих напоминают нам пост, молитва и покаяние нынешних дней, способны мы сохранить в себе образ Сиона.

«Аще забуду Тебе

Иерусалиме...»

Бессильные и беспамятные, мы даже во дни Великого поста живем так, словно Иерусалима никогда и не было. Мы влюблены в наш мир, наш Вавилон; мы соблазнены обилием удовольствий «на земли чуждей» и пренебрегаем службами и поучениями Церкви, напоминающими нам об истинном отечестве. Хуже того, мы любим самих поработителей — ведь грехи держат нас крепче всякой стражи — и служа им, мы тратим драгоценные дни поста, когда следует готовиться ко встрече зари Нового Иерусалима, Воскресения Господа нашего Иисуса Христа.

Еще есть время; нужно только вспомнить, где наш дом, и заплакать о грехах своих, за которые мы изгнаны оттуда. Подумаем над словами преподобного Иоанна Лествичника: «Изгнанничество есть отлучение от всего, с тем намерением, чтобы сделать мысль свою неразлучною с Богом. Изгнанник есть любитель и делатель непрестанного плача». Изгнанные некогда из рая, мы не можем иметь надежды на возвращение, не будучи прежде изгнаны из мира.

Этого можно достичь проводя дни в посте, молитве, в удалении от мирских дел, в церковных службах, в слезах покаяния, в приготовлении к великому празднику, завершающему нынешний период изгнания — и свидетельствуя всем на этой «земли чуждей» о грядущем величайшем празднике, когда Господь возвратит свой народ в Новый вечный Иерусалим, из которого уже нет изгнания.

иеромонах
Серафим (Роуз)
 

 

Я думаю, что Православие «пахнет» весной, ее светлостью, радостью и легкостью. И не случайно Великий Пост—это весенний пост, и в прямом, и в переносном смысле. Дело тут совсем не в недостатке пищи и витаминов, которые съедены за год. Пост ведь не в физиологии, и цель его — не в освобождении от телесной природы, и тем более не в очищении организма от накопившихся шлаков. Не нужно играть на понижение и забывать, что весна — это состояние души, даже духа. А пост — это путь к радости, к легкости, путь к той чистоте, которая рождает нас вновь, делает другими, нет, — скорее, возвращает нас к самим себе и заставляет вспомнить, что мои грехи, такие любимые и близкие, — это не «я», это часть той стены, которая стоит между нами. Да, и к колючей проволоке над бетонным забором можно привыкнуть, но это — ненормально.

Я помню своего друга-студента, который всегда с нетерпением ожидал Великого поста. Он уже заранее радовался и не понимал, как можно не любить поста, ожидать его с унылым, затаенным раздражением. Конечно, студент —это особое состояние, благодатное. Недаром такой светлой и тихой радостью напоено чеховское творение «Студент». Леонид Пантелеев вспоминал, как он читал его своим маленьким детям перед Евангелием, чтобы оно им было понятнее. Может быть, в этом случае «студенческая благодать» открывает нам ту норму, которая дается Богом, сразу и даром, или добывается кровью и потом. Ведь эта радость ожидания поста приходит только к тому, кто не успел нагрузить душу обидами, мелочностью, злобой, теми мелкими и крупными грехами и грешками, которые камнями ложатся на нашу душу и с невыносимой тяжестью сжимают наше тоскующее сердце.

Богослужение совершает наместник Раифского монастыря архимандрит Всеволод. Фото иеродиакона Иоанна

Прости меня в Прощеное воскресение... Фото Дмитрия Катаргина

Церковь понимает, как мало таких людей, которые от юности своей стремились к свету и радости. Поэтому и приходим мы перед началом Поста в храм, чтобы просить прощения у своих ближних за всю ту боль, которую мы им причинили, приходим просить прощения у Бога. В этот день мы сами прощаем всем, не ожидая, что нас будут просить об этом. И может быть, самое важное, — мы прощаем Бога, на Которого постоянно ропщем — ведь Он так нечасто исполняет наши желания. И обстоятельства нашей жизни уже не становятся для нас источником сомнения и обиды на Него.

Кто-то сказал, что прощение абсурдно в наших условиях, когда вокруг все наполнено разделением и борьбой, и прощать — значит незаконно претендовать на экстерриториальность в этом падшем и гордом мире. Прощение, полное и окончательное, раздавит человека, выбьет почву из-под ног и отнимет последний шанс на место под солнцем. Оно приведет его ко кресту, который всегда будет «иудеем соблазн, эллином же безумие» (1 Кор. 1, 23).

Но нам ли бояться креста, хотя его понимание выше наших сил и возможностей?

Если прощение — это крест, то, значит, простить можно только Христом и после Христа. Вне нашего Господа абсурд остается абсурдом, он ни во что не разрешается и никуда не ведет, разве только к совершенному отчаянию, которое испытывает человек перед бессмысленностью мира...

Не случайно именно покаяние, возможность прощать и быть прощенным так раздражает «внешних», особенно тех, кто уже вкусил плодов «восточной» мудрости в западной обработке. Но возможность покаяния — не случайный момент в христианстве, без покаяния христианства просто нет.

Без прощения Православие превращается или в ересь (а в корне всякой ереси — невозможность быть прощенным), или в язычество. Можно молиться своему Богу хоть с утра до вечера, можно каяться в своих грехах хотя бы каждый день, можно разбить себе лоб, кладя земные поклоны, но он не изменит этим своей жизни ни на йоту.

Покаяние. Храм Илии Пророка, подворье Раифского монастыря в селе Ильинское. Фото Дмитрия Катаргина

На Афоне есть такая традиция — если человек не хочет простить своего ближнего, он, повторяя молитву «Отче наш», не должен произносить прошение «и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим». Эта главная молитва, которой научил нас Сам Господь, таким образом просто лишается смысла. И человек понимает — без прощения лишена смысла и его вера, потому что без молитвы какой он христианин?

Церковь не требует от человека невозможного, как не требует Господь от нас завтра же стать святыми и всех простить. Поэтому и входим мы в пост через Прощеное воскресение, чтобы еще раз попробовать закрыть глаза на очевидное и сказать миру, что «ночь прошла, а день приблизился» (Рим. 13, 12), что наша нелюбовь и взаимное раздражение—это неправда, мираж, который сегодня здесь, в храме, перестал закрывать от нас подлинную реальность. И пускай у людей захватит дух от той вечной весенней радости, которая тихо, но так ощутимо веет от каждого, кто простил и был прощен.

диакон Игорь Васько


Прощеное воскресение

Как это здорово получить шанс. Шанс простить и быть прощеным. Шанс восстановить контакт с человеком, которого, казалось, потерял навсегда.

 Будничная суета, глупая гордыня, банальная лень лишают человека этого шанса. Каждый ждет первого шага от другого, каждый боится пойти навстречу.

И вот старые друзья расстаются, родные не разговаривают друг с другом, и нет этому конца и края. Целый год у многих из нас, тех, кто не ходит в храмы, не исповедуется, накоплены обиды и злости, целый год мы отдалялись друг от друга, но вот приходит ОНО, Прощеное воскресение, и все изменяет. Господь прощает нас, и вот уже не так стыдно и нам попросить прощения, не так обидно простить. Какой великий дар — дать людям шанс помириться, простить и быть прощенными. Усмирить гордыню и сказать: прости меня. Какое это счастье.

— На самом деле, можно любой день в году объявить «Прощеным» — у Господа, наверное, нет календаря... хотя это сложно... поэтому пусть будет один день, чтобы сказать «прости меня» — и кто-нибудь ответил «уже простил».

— ...Бог простит и я прощаю! Какие красивые слова. И если вдуматься, действительно важные в жизни человека. И как порой трудно их сказать: попросить прощенья у близких и дорогих людей. И так порой важно и необходимо это сделать.

— Прошу прощенья у всех, кого могла обидеть. И в свою очередь говорю: Бог простит, и я прощаю.

— Dr. Robert! У вас лично прошу прощения, что так поздно выслала сами знаете что. Всех же остальных тоже слезно прошу простить меня, если кому успела напакостить. Бросайте, ребята, козни и злорадство, если ещё этого не сделали! :) Давайте нейтрализуем духов злобы духами любви и доброты...

— Можно, я вам всем признаюсь в любви? :) Не буду перечислять всех поименно :) РЕБЯТА, Я ВАС ВСЕХ ЛЮБЛЮ!!!

— Сегодня Прощеное воскресение — по православному календарю. Не будем помнить обид, мало ли чего происходит в жизни (и здесь — на форуме), иногда говорим обидные слова, так хочется верить, что без злобного умысла... Ей-Богу, не нарочно, просто иногда заносит, как там... «слаб человек»... Вот решила прощения попросить («меня» здесь бывает «слишком много») и глупо мое «простите» выглядит — понимаю, раз здесь бывают люди и разговоры, то обиды могут быть... Не обижайтесь и простите всех (далее следует список всех посетителей форума и меня, в том числе).

РЕПЛИКА: ...К Федченкову, наверное, Господь Бог милостивее. Понимаю, что советовать и призывать к христианству легко, ибо самому при этом делать ничего не надо.

— Потому и милостивее к нему был Господь, что владыка стремился прощать, молитвой умягчал свое сердце, зная, что только тогда и ему самому Отче наш оставит долги («..якоже и мы оставляем должником нашим»). На тонкий намек («понимаю, что советовать и призывать к христианству легко, ибо самому при этом делать ничего не надо») отвечу — конечно же, личный опыт разборок со своими внутренними «горечами и бурлениями» имею, отталкиваясь от него, и делаю попытки советовать.

Тут вот еще какая вещь: возможно Вам думается, что, молясь за обидчика, Вы делаете для него не заслуженное им благо. На самом же деле Вы делаете благо для своей души.

РЕПЛИКА: ...грех врага Божьего и моего полюбить и простить, то есть стать стимулятором греха во врагах Божьих и моих. А если я стану всепрощением стимулировать грех и ко греху, то сам то я кто буду как не слуга дьяволу?

— Вам не нужно вставать перед Вашим обидчиком на колени, Господь видит в вашем сердце и праведный гнев. Но не нам определять греховность ближнего...

из разговоров современной молодежи

   

Следующая статья..»
№ 4 Апрель 2011
№ 5 Май 2011
№ 6 Июнь 2011
№ 9 Сентябрь 2011
№ 11-12 Ноябрь-Декабрь
№ 5 Май 2011
№ 4 Апрель 2011
№ 3 Март 2011
№ 11 Ноябрь 2010
№ 9 Сентябрь 2010

Яндекс.Метрика

 

© Раифский Богородицкий мужской монастырь, 2008-2014.  E-mail: raifa@raifa.ru
При перепечатке материалов просьба указывать первоисточник - сайт www.raifa.ru.