Архитектура


История возникновения построек Раифского монастыря, их художественный облик представляют несомненный архитектурный интерес. Несмотря на утраты и более поздние постройки, монастырь сохранил цельность облика до наших дней.Это единственный в Татарcтане сохранившийся монастырский комплекс, выдержанный в стиле барокко и предшествующих традиций XVII века.

Первоначально все монастырские постройки, включая ограду, были деревянными. Источники упоминают церкви во имя Св. Ефимия, во имя Происхождения Честных Древ Креста Господня, во имя иконы Божьей Матери "Грузинская" . По одной из церквей - во имя Преподобных отцев в Синае и Раифе избиенных - монастырь и получил свое название.

Современный каменный ансамбль сложился за короткое время в 1690-1717 годы. Сохранившееся изображение монастыря работы неизвестного художника показывает, насколько выразительным в целом этот ансамбль был в XVIII cтолетии. На ней ясно читается его композиция, изображенная со стороны озера, в водах которого монастырь отражается множеством своих башен и глав. Достаточно точно воспроизведены сами постройки.

Сравнительно небольшой по размерам комплекс, в плане имеющий форму пятиугольника, был обнесен по периметру невысокими стенами с башнями. Эта ограда носила традиционный для монастырей предшествующего времени оборонительный характер, оправданный здесь расположением обители вдали от города среди инородцев. Она во многом определила выразительный облик ансамбля. Как обычно, по углам крепости стояли круглые башни, а на пряслах - прямоугольные, проездные и с церквями. Планировочную ось ансамбля определяли Святые врата. Главная дорога из Казани вела к Святым вратам в восточной стене. Вторые Святые врата - к озеру - акцентировали парадный фасад монастырского комплекса с южной стороны. Кроме того, проездные ворота были устроены также в северной стене монастыря, вблизи хозяйственного двора.

Композиционным ядром монастырского комплекса являлись два каменных храма - собор во имя Живоначальные Троицы и церковь во имя Преподобных отцев в Синае и Раифе избиенных, поставленные в центре монастыря по сторонам главной оси. К церкви Преподобных отцев примыкала колокольня, служившая высотной доминантой всего ансамбля.

Храмы, которых в 1739 году насчитывалось до 15, располагались также в башнях и ограде. Софийская церковь возвышалась над северной монастырской стеной. Была также церковь в южной ограде. К Софийской церкви с восточной стороны примыкал корпус с братскими кельями (так называемые «Алексеевские покои»).

Еще одни братские кельи располагались у южной стены, примыкая к ризнице. Настоятельские (казначейские) покои тянулись вдоль западной стены. Есть сведения о том, что в одном из корпусов находилась больница, учрежденная в монастыре в 1724 году. Юго-восточную часть монастыря слева при входе занимало кладбище, а дальний северо-западный угол - хозяйственный двор

На повороте к монастырю от казанской дороги справа стояла деревянная часовня, позднее она была перестроена в камне.

Таким образом, направление движения пришедшего в монастырь паломника складывалось следующим образом. При входе ориентиром для него служила церковь Преподобных отцев, и дорожка, минуя кладбище слева, вела прямо к ней.

Затем посетитель видел Троицкую церковь, и дорожка направлялась туда, обогнув церковь Преподобных отцев. От Троицкой церкви открывалась перспектива с видом на Святые врата "у озера" в створе двух храмов. Дорожка приводила на открывшуюся площадь, сформированную двумя храмами, братским и настоятельским корпусами. Такая пространственно - планировочная структура не менялась на протяжении всего времени существования монастыря и сохранилась до наших дней.

В облике дошедших до наших дней построек Раифского монастыря нашли свое отражение многие стилевые направления российской архитектуры последних веков.

Первый из них - это так называемое "нарышкинское" или "московское" барокко, ставшее последним ярким явлением древнерусского зодчества в конце XVII - начале XVIII вв. Для архитектуры этого стиля характерны асимметричные композиции, скомпанованные в живописный, свободный, но целостный ансамбль, декоративность и яркая красочность внешнего облика построек. Трапезная и колокольня становятся обязательными, превращая каждую церковь в небольшой ансамбль. Храмы чаще всего возводятся в виде бесстолпных четвериков, своды над ними просто замыкают пространство сверху. Завершаются они уже не шатрами, с 1652 г. запрещенными Никоном ввиду их неканоничности, а главой или световым восьмериком. Все эти новые приемы композиции видны в архитектуре ансамбля монастыря.

Как отмечалось выше, он был возобновлен после пожара по образцу Тихвинского монастыря в Новгороде и Новоиерусалимского монастыря под Москвой. Однако здесь необходимо подчеркнуть, что в рассматриваемую эпоху понимание образца в архитектуре (в особенности, культовой) было отличным от современного. Речь шла не только о формальном следовании архитектурным формам, но и об уподоблении на более сложном литургическом, идейно-символическом и ассоциативном уровнях.

По своей архитектуре Раифский ансамбль был далек от Новоиерусалимского прототипа. Последний, как известно, развивался в два этапа, первый из которых связан с именем патриарха Никона, а второй (после низложения Никона в 1666 г.) - с творчеством московского зодчего Якова Бухвостова. "Русский Иерусалим" под Москвой был призван стать центром православия в России. Возможно, подобный же смысл вкладывался в строительство Раифского монастыря, который должен был стать своеобразным центром православия на этой восточной окраине православного мира. В то же время в раифских постройках ясно усматривается стремление к характерному для московского барокко типу центрических ярусных храмов с выраженными вертикальными композициями (надвратные церкви, а также церковь Преподобных отцев с верхним приделом). К этому же явлению можно отнести активное использование зеленых поливных изразцов в покрытиях церковных глав и башенных шатров. Таким образом, в раифских постройках первоначального периода имеется определенное сходство с синхронными сооружениями Нового Иерусалима. В то же время в декоре зданий Раифы практически не видно "нарышкинских" мотивов. Только на Софийской церкви окна завершаются фронтонами вогнутой криволинейной формы, которые по выражению известного исследователя древнерусского искусства А.А. Тица "примитивно подражают форме разорванного криволинейного фронтона". Эти формы, как и широкие карнизы с рядами поребрика и "развитых кирпичных кронштейнов"-городков, украшавшие ряд построек Казани, Свияжска и Чебоксар, А.А. Тиц отнес к местным особенностям архитектуры этого времени. По-видимому, он не знал, что этот же декор являлся основным элементом внешнего убранства зданий Раифского комплекса.

Совершенно оригинальной была архитектурная деталь в виде ромбовидной ступенчатой консольки. Пояс из таких консолек проходил по всему внешнему периметру стен. Они фланкировали амбразурные щели, на западной стене располагались равномерно и даже залезали на шатер Северо-восточной башни.

Однако, на облик древних построек Раифы повлияло не только "московское" барокко. В их общей аскетичности, некоторой скульптурности, основанной на сочетании различных объемов, можно усмотреть отражение архаичных форм архитектуры как Никоновского времени (например, никоновского скита в Новом Иерусалиме), так и основанных на еще более древней традиции черт псковско-новгородской архитектурной школы.

Таким образом, ансамбль Раифского монастыря сложился в русле общего развития русской архитектуры конца XVII - начала XVIII веков, под влиянием традиций различных архитектурных школ, в том числе и местных. Сейчас трудно сказать, что имели в виду древние, говоря о его уподоблении образцам - необходимо дальнейшее исследование, чтобы "расшифровать" их сложные связи.

Период классицизма получил выражение в двух монастырских постройках. В 1833 году по проекту архитектора А.К. Шмидта была построена каменная часовня. Она возникла на месте прежней деревянной, стоявшей на повороте от дороги к монастырю и пришедшей в ветхость. В 1835-1842 годах вместо обветшавшей к этому времени церкви во имя Преподобных отцев был построен новый теплый храм. Собор был освящен во имя икоеы Божьей Матери "Грузинская" по имевшемуся в старой церкви одноименному приделу. Массивное шестистолпное здание в формах позднего классицизма, возведенное по проекту казанского архитектора М.П. Коринфского, стало доминировать в застройке монастыря и играть заметную роль в его облике, в особенности со стороны главного входа.

Последний период активных строительных работ в монастыре относится к концу XIX - началу XX веков. Протоиерей Е. Малов упоминает как совершенно обветшавшую и потому разбиравшуюся церковь Преподобных отцев. Однако она не была разобрана до конца. В 1892 году был составлен проект перестройки церкви, из которого видно, что часть здания сохранялась, а с западной стороны пристраивалась расширенная к югу новая трапезная с кухней. Древняя колокольня к этому времени уже не существовала.

В 1904-1910 годах был возведен новый холодный Троицкой собор, решенный в характерном для конца XIX века псевдорусском стиле со стилизацией форм под кирпичное узорочье XVII века. Первоначально предполагалось, сохранив древний храм и разобрав трапезную с примыкавшим к ней приделом, возвести новую трапезную, для чего в 1894 году архитектором Ф.Н. Малиновским был составлен проект. Однако в действительности все произошло наоборот - сначала была построена новая храмовая часть церкви (возможно, в 1904 году), а затем к ней примкнула трапезная с крыльцом, проект для которой разработал тот же Ф.Н. Малиновский.

Наконец, в 1899-1903 годах на средства, пожертвованные купцом М.Т. Атлашкиным, над святыми вратами была построена новая колокольня с храмом, освященном в честь Архистратига Михаила. Композиционный центр ансамбля сместился к входу, а новая пятиярусная высотная доминанта в формах неоклассицизма начала XX столетия более соответствовала масштабу поздних построек.

Таким образом, строительная история ансамбля Раифского монастыря отразила изменения архитектурных вкусов целой эпохи, начиная от средневековья и до новейшего времени, в целом оставаясь при этом ярким памятником древнерусской культуры.